Турист Виктор Башкир (vibas)
Виктор Башкир
был вчера 6:27
Признание
пользователей
Фотоальбом

Кальмары и пенистый парк. 18+

143 81

В Южной Корее мы побывали мимоходом. Паром из нашенского Владивостока в японский Сакаиминато делает (по крайней мере, десять лет назад делал) дневную остановку в корейском порту Тонхэ. В Японию мы плыли в составе группы туристических блогеров, а эта категория людей была в те времена явлением редким и малоизученным. Существовало поверье, что блогеры могут существенно изменить туристическую привлекательность какого-либо региона к лучшему. Поэтому в Тонхэ нас, что на пути туда, что на пути обратно встречали хлебом-солью угрем и соджу, возили по местным достопримечательностям и старались всеми силами развлечь, в чем и преуспели.

В первый приезд нас для начала сводили в ресторан, специализирующийся на блюдах из угря, потом спустили в местную пещеру (где фотки почти не получились в силу рукожопости фотографа), а потом десантировали на сочный морской пляж, где мы резвились в волнах и валялись на песке в полном одиночестве. И только сушившиеся по периметру свежевыловленные кальмары, да рыбий рынок неподалеку напоминали о том, что мы не на нетронутом цивилизацией морском побережье, а недалеко от одного из важнейших корейских центров заготовки морепродуктов.

Во второй наш приезд принимающая сторона пошла еще дальше и отвезла нас в парк Хэсинданг (Haesindang Park), известный также как парк Пенисов. Ничего неприличного там нет — просто пенисы. Установлены они там не ради извращения, а по вполне утилитарной причине. Дело в том, что в давние времена один незадачливый рыбак, неправильно расставив приоритеты, как это нередко бывает с любителями рыбной ловли, оставил свою невесту на скале в море, а сам отдался рыбной ловле. Разыгрался шторм, невесту он забрать со скалы не сумел, и она утонула. Хорошо хоть улов сохранил. Но с тех пор рыба там ловиться перестала от слова совсем, а выходящие в море рыбаки начали подозрительно часто погибать в штормах. Местные жители скоро смекнули, что это неуспокоенный дух погибшей девственницы хулиганит. Иногда и ее саму видели, бродящей по водам и отпугивающей рыбьи стаи. Но стоило кому-либо показать бесплотной нимфоманке своё мужское достоинство, бесстыдница тут же успокаивалась, отставала от рыбаков и подпускала рыбу к берегам. Вскоре поняли, что фаллические статуи тоже прокатывают, и наставили их на берегу великое множество. С тех пор та месность богата рыбой, в чем мы и сами могли убедиться.

Там проводятся и ежегодные фестивали с ритуалами, описывать которые я уже не буду, чтобы совсем не вгонять читателей в краску. Скажу только, что посещение парка нас, культурных патриархальных россиян, немного смутило. А вот местные корейцы всех возрастов в парке развились, смеялись, радовались, как будто никогда в жизни не видели членов, и с удовольствием позировали.

Вашему вниманию — маленький кусочек Южной Кореи, какой мы ее увидели.

Сушащиеся кальмары
Сушащиеся кальмары
Рассвет в море перед приходом в Тонхэ.
Рассвет в море перед приходом в Тонхэ.
Побережье парка Хэсинданг.
Побережье парка Хэсинданг.
Скалы в море. Возможно, на одной из таких забыли невесту.
Скалы в море. Возможно, на одной из таких забыли невесту.
Фаллические изваяния.
Фаллические изваяния.
Двучлен в парке.
Двучлен в парке.
Блюдо из угря.
Блюдо из угря.
В ресторане угря. Обед с принимающей стороной.
В ресторане угря. Обед с принимающей стороной.
Они не живые. Это в музее.
Они не живые. Это в музее.
Вход в парк Хэсинданг.
Вход в парк Хэсинданг.
Членоскамейка.
Членоскамейка.
Простые радости.
Простые радости.
Лестница в парке.
Лестница в парке.
Там и настойку продают в бутылках-пенисах. Мы не купили. Постеснялись, и у нас еще много саке оставалось.
Там и настойку продают в бутылках-пенисах. Мы не купили. Постеснялись, и у нас еще много саке оставалось.
Продавщица сушеных кальмаров.
Продавщица сушеных кальмаров.
На рыбном рынке.
На рыбном рынке.
Кальмаров мы к тому времени уже наелись, поэтому не купили.
Кальмаров мы к тому времени уже наелись, поэтому не купили.
No comment.
No comment.
Улица в Тонхэ.
Улица в Тонхэ.
У нас едят воблу, а в Корее - кости от нее.
У нас едят воблу, а в Корее - кости от нее.
Это блюдо мы назвали "сопли с рисом".
Это блюдо мы назвали "сопли с рисом".
Соджу. Куда же без нее?
Соджу. Куда же без нее?
Кормили, честно говоря, как на убой.
Кормили, честно говоря, как на убой.
Корейское фермерское хозяйство.
Корейское фермерское хозяйство.
В пещере.
В пещере.
Пещера сравнительно небольшая, но красивая.
Пещера сравнительно небольшая, но красивая.
И снова кальмары.
И снова кальмары.
Продавщица и покупательница.
Продавщица и покупательница.
Кто это?!
Кто это?!
Членомышь.
Членомышь.
На пляже.
На пляже.
Обнимашки и лизинг.
Обнимашки и лизинг.
Тигрочлен.
Тигрочлен.
Интересно, о чем думает собачка.
Интересно, о чем думает собачка.
Бесстыдники!
Бесстыдники!
С такими, по-моему, не удобно.
С такими, по-моему, не удобно.
Конфеты с острым перцем. Редкая гадость (зачеркнуто) очень вкусно.
Конфеты с острым перцем. Редкая гадость (зачеркнуто) очень вкусно.
Конфеты из грибов. Грибы обычные, поэтому ничего особенного.
Конфеты из грибов. Грибы обычные, поэтому ничего особенного.
Водопад с членами.
Водопад с членами.
В порту Тонхэ.
В порту Тонхэ.
Вечерние песнопения на пароме.
Вечерние песнопения на пароме.
Опять еда.
Опять еда.
Чем Бог послал.
Чем Бог послал.
Комментарии к альбому